МОРОЗОВСКАЯ КАЗАРМА: БЫТ ЖИТЕЛЕЙ 30-40Х ГОДОВ

На основе архива своего отца и воспоминаний бабушки член Морозовского клуба А.С.Морозов описал повседневный быт жильцов морозовской казармы.

казарма

Казарма №6 для служащих мануфактуры Викула Морозова на Крутом.

Ореховозуевские морозовские казармы заложили не только основу упорядоченного быта текстильщиков, но и в целом сформировали здоровую атмосферу взаимоотношений, определенную культуру и духовно- воспитательную базу людей.

портрет

Мой отец, Сергей Васильевич Морозов и бабушка Елизавета Андреевна Морозова многие десятилетия прожили в 140-й казарме или бывшей 6-й казарме для служащих мануфактуры Викула Морозова. Их архивы и воспоминания легли в основу этой статьи.

В Крутовском микрорайоне до революции были три казармы: 5-я,6-я,10-я и дом № 61, заселенные семьями служащих фабрик Викулы Морозова. Среди зданий выделялся дом № 61 с узорчатой кирпичной кладкой / в последнее время в нем располагался дом быта «Текстильщица»/. Расположенные с запада и востока застекленные веранды и окружающие дом липы и тополя, дополняли красоту здания. Женским общежитием хлопчатобумажного комбината в начале была казарма № 5. Ликвидировали деревянную двухэтажную казарму № 10, на ее месте позже был выстроен

Морозов Сергей Васильевич, житель 6-й казармы.

девятиэтажный жилой дом. В советское время ликвидация казарм шла постепенно по мере заселения новых микрорайонов по улицам Гагарина, Парковская, Пролетарская, Мадонская и др. Жизнь казармы и до революции и позже существовала как хорошо отлаженный механизм со своими традициями, привычками, и правилами. В повседневной жизни просматривался дух честности, порядочности, строгости, интеллигентности, солидарности.

В советское время казармы принадлежали жилищно-коммунальному отделу Ореховского хлопчатобумажного комбината. Продолжая традиционный дореволюционный уклад жизни, в казарме было определено два работника: кухарка и уборщица с установленными зарплатами. Активная работа кухарки продолжалась с 5 утра до 11-12 часов дня. Накопившегося в печи тепла хватало до вечера. В первой половине дня, когда печи имели высокую температуру, готовилась пища,

во второй половине дня печь служила для ее разогрева. Были возможности и вечером приготовить горячую пищу при условии, что если утром закладывалось больше дров и нечасто открывалась заслонки печей. Тлеющие угли долго сохраняли тепло. Уборщица трудилась по поддержанию чистоты в местах общего пользования, исключая кухню. На эти работы обычно поступали женщины, не имеющие специальности из малообеспеченных семей. Были случаи, когда по различным причинам та или другая уборщица не выходила на работу в течении нескольких дней. В итоге ЖКО решало эту проблему. Жители казармы в это время на добровольных началах поддерживали чистоту и порядок. Основную ношу брали на себя несколько женщин-добровольцев. Так проявлялся казарменный коллективизм.

Для заготовки топлива женщины казармы подключали мужчин. Увиливание от такой работы практически не было, т.к. такого человека могли «проработать» на «кухонном женском собрании», поставить клеймо лентяя, которое было трудно смыть, в сознании людей оно было хуже денежного штрафа. Один раз в год в канун праздника 1-го мая жители организовывали генеральную уборку помещений: мыли полы, стены, окна и др. Уборщице отводилась роль руководителя. Нарушениями общежития считалось выбивание половиков, занавесок и др. на лестничных клетках, выметание мусора в коридор, бросание окурков в неположенных местах и др. Виновников обсуждали на общем собрании казармы, Правила поведения разъяснялись и контролировались самими жителями.

жилыеЖилая комната с палатями.

Все комнаты, как правило, не закрывались на замки. Часто жители бывали друг у друга, например, чтобы одолжить продукты, предметы быта, деньги, просмотреть покупки, просто поговорить. В коридорах и на площадках всегда были люди : либо играли дети, или мужчины играли в домино, или женщины решали хозяйственные вопросы. У двери каждой комнаты имелось накладка для висячего замка и внутренний замок. Существовало правило: если накладка висит – значит жители ушли ненадолго, например, вышли в нижерасположенный магазин, балаган, на другой этаж казармы и др.

балаган

Балаган.

В казарме имелось два места, где чаще всего общались жители казармы: у женщин -это кухня, у мужчин- площадки казармы.места Места общего пользования и жилые комнаты 2-го этажа.

Основу кухни составляли четыре соединенных воедино русские печи. В казарме с раннего возраста жителей приучали правильно обращаться с печью. Надо знать: какую посуду использовать для приготовления пищи, как правильно и уверенно пользоваться кочергой, ухватом, сковородкой, чугунками и др., какие участки печи требуются для приготовления / имеющееся пламя, тлеющий уголь, горячая зола/. Отсутствие навыков иногда приводило к печальным последствиям, например, опрокидывание чугунов с кипящим содержимым, падение сковородок с пищей и др. В будние дни топилось две печи, в выходные и праздничные- три. В утренние часы кухарка разжигала печи и куб-титан, поддерживала их в рабочем положении. Далее все держалось на самообслуживании.кухня

Кухня и туалеты на 3-м этаже казармы.

В выходные и праздничные дни кухня превращалась в муравейник. Кроме женщин здесь появлялись их помощники-мужчины, дети. Для хранения продуктов и подсобных вещей приготовления пищи имелись:

· погреб, где хранились картофель квашеная капуста, соленые огурцы и грибы, маринады, иногда мясо;

· ларь-холодное помещение, в котором содержались нескоропортящиеся продукты, такие как сахар, соль, крупы, мука, жиры и др.

Холодильников в те времена не было, продукты покупались мелкими партиями, тем более, внизу был магазин № 2, открытый еще при Викуле Морозове.

Над печами с другой стороны находилась сушилка. К ней вела небольшая лестница, расстояние между печами и потолком было около 1,5 метра. На имеющихся там лавочках нередко грелись пожилые и больные люди. Около лестницы сушилки проводилось купание маленьких детей, здесь также разрешалось проводить небольшую стирку вещей. Для стирки большого количества белья пользовалась баня, которая находилась недалеко. Для этого использовалась один день в неделю, для мытья- определен еще один день. Морозовская баня имела славное революционное прошлое в событиях 1905 года. В довоенное и послевоенное советское время там была хорошая парилка, работал буфет. Взрослые пили пиво, дети любили лимонад. При входе продавались веники. Время пребывания в бане не ограничивалось. Однако, не помнится, чтобы были продолжительные разговоры о жизни, политике, спорте.

В летнее время постиранное белье сушилось на вешалах около балаганов. Около прохода через сушилку имелось специальное место с вытяжкой для приготовления кипятка в самоваре и ниша для раздувания углей в чугунных утюгах. Самовары часто использовались для угощения гостей и чаепития семей в праздничные и выходные дни.

Пища частично готовилась в комнатах в виде полуфабрикатов и, в основном, на кухонном столе, который назывался «катком». Он имел дверцы, полки, в нем находились некоторые продукты, посуда, чугуны, банки, сковороды, ножи и др. В праздничные и выходные дни, как правило, пеклись мучные изделия: кулебяки, ватрушки, пироги с яблоками, лепешки и др. Ежедневно для приготовления чая использовался кипяток из куба. До комнат от печи было 30-50 метров и в коридоре иногда сталкивались между собой жители с приготовленными блюдами. Были случаи, когда из-за неосторожности взрослых, горячим блюдом обваривались дети. Им быстро оказывалась первая помощь.

Пищевые отходы собирались в ведро, которое стояло в углу кухни. Помои использовались некоторыми жителями для кормления своей живности, кур, поросят. Кухня всегда сохранялась в чистоте и порядке.

Подготовил кандидат исторических наук Морозов Александр Сергеевич.

Ноябрь 2020 г.

Оцените статью
Зебра-дисконт
Добавить комментарий