Великий и неизвестный Савва первый: к 250-летнему юбилею основателя рода Морозовых

Великий и неизвестный Савва первый: к 250-летнему юбилею основателя рода Морозовых

2020 год даёт нам повод обратиться к личности основателя морозовской династии купцов и меценатов, к Савве Васильевичу Морозову. 24 апреля исполняется 250-лет со дня рождения Саввы Первого. Свои размышления по этой дате предлагает нам краевед, участник Морозовского клуба Александра Бирюкова.

К сожалению, мы не имеем не только портрета юбиляра, но и достоверных сведений о нем знаем чрезвычайно мало. В основном легенды, мифы, домыслы, предания…, все неподтверждаемое. Речь не идет, конечно, о развитии Никольской мануфактуры С.В. Морозова и фабриках в Богородске и Москве. Малоизвестен его начальный путь от сына рыбака к владельцу фабрики в Зуеве.

В преддверии юбилейной даты, предлагаю немного проанализировать имеющиеся сведения. Как мне стало ясно при изучении печатных источников, в которых хоть что-то говорится о молодых годах Саввы Васильева, все они основываются на сведениях из брошюры Торгового дома «Савва Морозов с сыновьями» к Всероссийской выставке 1870 года. В ранее опубликованных материалах владимирского губернского механика И.Е. Несытова (1854 год) рассматриваются лишь фабрики купцов Морозовых, но не его жизненный путь.

Каждый автор (В.С. Пругавин, Д.И. Шишмарев, В.И. Ленин, Ч.М. Иоксимович, Я.Е. Водарский, В.Я. Лаверычев и др.) добавляли штрихи к биографии, оставляя пробелы в самом главном – из каких источников они получены, поэтому вправе ли мы принимать все на веру?

Итак, мало того, что никто не оставил нам изображение облика бывшего крепостного крестьянина, а затем богородского 1-ой гильдии купца. Оказывается и дата его рождения также точно не определена, причем, в каком-то смысле, виноват в этом сам Савва Васильевич Морозов.

Судите сами. В ревизских сказках 1811 года деревни Зуево, принадлежащей коллежскому советнику и кавалеру Гавриилу Васильевичу Рюмину, которому она досталась по купчей в 1802 году от его превосходительства Всеволода Андреевича Всеволожского, под № 16 записан двор крестьян – «Василий Федоров – по прежней ревизии 41 год, ныне 57 лет. Васильев сын Савва по прежней ревизии 21 год, ныне 37 лет. Саввы дети: Елисей 12 лет, Захар 11 лет, Абрам 6 лет, Иван 1 году». Нам, конечно, ясно, что это будущая семья Морозовых.

Нетрудно посчитать, что отец Саввы – Василий Федоров – был 1754 года рождения. Савва же родился в 1774 году.

Однако, в заявлении Почетного гражданина и богородского 1-ой гильдии купца С.В. Морозова, которое он подал в Богородскую думу в 1850 году, он написал свой возраст – 81 год. В этом случае годом его рождения мы должны считать 1770. Такую же дату дают ревизские сказки купцов города Богородска 1834 года. Перейдя в купеческое сословие и получив фамилию, Савва Васильевич решил состарить себя?

Ореховозуевский краевед и исследователь Е.В. Старшов по исповедным росписям Богородице-Рождественской церкви на реке Вырке, к приходу которой относилась деревня Зуево, за 1812,1813 и 1816 год определил еще одну дату его рождения – 1772 год. Что же верно?

Великий и неизвестный Савва первый: к 250-летнему юбилею основателя рода Морозовых

Предоставлено Е.В.Старшовым: «Василий Федоров вдов 77 [лет]; дети его Савва 41 [год]; Наталья 34 [года]; Савина жена Ульяна Афонасьева 38 [лет]; дети их Елисей 15 [лет]; Захар 13 [лет]; Авраам 8 [лет]; Варвара 6 [лет]; Иван 4 [лет]».

Точно также требуют уточнения и годы освобождения Саввы Васильева от крепостной зависимости и вступления в купеческое сословие.

В вышеупомянутой брошюре мы находим: «В 1820 году он (Морозов) откупился от своего владельца г. Рюмина, и таким образом вышел из крепостного состояния, внеся за себя и четырех сыновей 17000 рублей ассигнациями».

В ревизских же сказках 1834 года по списку крестьян деревни Зуево, владения Рюмина Николая Гавриловича, мы имеем запись про семью Морозовых: «…отпущены на волю в 1821». В составе семьи упомянут и Василий Фёдоров.

Эта запись, во-первых, ставит под сомнение вышеприведенное упоминание о том, что за 17000 рублей Савва выкупил себя и сыновей. Явно, что Василий Федоров также был выкуплен наравне с остальными. А во-вторых, здесь обозначен иной год выкупа из крепостной зависимости – 1821.

Итак, 1820 или 1821? Склоняюсь более к 1821 году, ибо в ревизских сказках богородских мещан есть запись о «Василии Федоровиче Морозове», в которые он был причислен в 1822 году «из отпущенных от г-на Рюмина крестьян» (из выступления В.Ф. Ситнова «К истокам родословной» на Морозовских чтениях в Ногинске в 1997 году). Выйдя из крепостного состояния, он записывается в мещане.

В ревизских сказках 1834 года по г. Богородску в списке купцов под №2 значится семья Морозовых:

Великий и неизвестный Савва первый: к 250-летнему юбилею основателя рода Морозовых

«2. Савва Васильев Морозов – 65 лет, Саввы Васильева жена Ульяна – 56, Саввы Васильева сын Захар – 33, Захара Саввина жена Авдотья – 31, его же дочь Наталья – 2, Захара Саввина сыновья Андрей – 13, Иван – 9, Василий – 5, Казма – 1.

Саввы Васильева другой сын Абрам – 28, Абрама Саввина жена Дарья – 26.

Его же третий сын Иван – 22, Ивана Саввина жена Арина – 20.

Его же четвертый сын Тимофей – 10. Причислены (в купечество) из отпущенных от господина Рюмина крестьян в 1825 году».

Причислены к купечеству в 1825 году. А верна ли эта запись? Кем же они были между 1821 и 1825 годом?

Купчая земли пустоши Плессы во Владимирской губернии С.В. Морозовым: «Лета тысяча восемьсот двадцать третьего января в тринадцатый день Коллежский советник и Кавалер Гаврила Васильев сын Рюмин продал я Богородскому купцу Савве Васильеву сыну Морозову и наследникам его крепостную свою отхожую пустошь с лесом, и со всеми угодьи, называемую Плесы, состоящую в Владимирской губернии, в Покровском уезде…. А взял я Рюмин с него Морозова за оную свою пустошь денег государственными ассигнациями пятьсот рублей …».

Оказывается, уже в 1823 году С.В. Морозов – богородский купец! И скорее всего он вступил в купеческую гильдию даже если не сразу при выходе на волю, то уж никак не в 1825 году. Куда ни кинь – везде загадки!

Думаю, можно верить следующим фактам из брошюры: «Савва Васильевич, не имея состояния, был простым ткачом и, приобретя заработками небольшие деньги, в 1797 году начал свое шелкоткацкое производство в самых малых размерах.

Спустя несколько лет, когда вследствие счастливых оборотов и неутомимого труда у него уже составилось довольно хорошее состояние, он выстроил в Московской губернии Богородского уезда в деревне Зуеве при реке Клязьме фабрику и начал, кроме шелковых товаров, ткать сначала преимущественно лучшей доброты нанку, а впоследствии плиса».

А вот на эти факты уже более поздние исследователи и авторы наслаивают слухи, домыслы, легенды. Так В. Пругавин пишет: «Савва Васильевич … был беден и долгое время занимался пастушеством, потом извозом, наконец сделался ткачом. По словам старожилов, 15-летний Морозов, будучи пастухом, был большим «баловником», только и любил, тем только и занимался, что ловил рыбу в Клязьме. Все были убеждены в том, что из этого мужика «путного ничего не выйдет». 22-х лет Савва Васильевич задумал жениться, и никто из крестьян не хотел отдавать за него замуж своих дочерей, зная, что Морозов – человек бедный. Он женился на крестьянке из с. Никульского (совр. – Никулино) Богородского уезда. При женитьбе имел у себя всего лишь 400 руб. ассигнациями…» Где интересно Пругавин в 1882 году нашел «старожилов», на слова которых он ссылается, ведь уже почти 100 лет прошло с тех времен?

Упоминание им женитьбы Саввы в 22 года, если, конечно, это действительный факт, может подтверждать год его рождения как 1774. В таком случае, он женился в 1796 году, что хорошо стыкуется с рождением сына Елисея в 1798 году, а также с открытием шелкового производства в 1797 году, поскольку, судя по семейному преданию (опять же если оно верно), главную роль здесь сыграла его жена Ульяна.

Семья Саввы была бедной и вполне очевидно, что уже с отроческих лет его отдавали в пастухи за плату, а вот насчет «извоза» что-то сомнительно.

Еще больше ляпов в статье о С.В. Морозове у Иоксимовича, в связи с чем даже не буду цитировать. Иоксимович, как о факте, говорит, что на Савву Васильева выпал жребий идти в солдаты в то время, когда он работал на небольшой шелковой фабрике И.Ф. Кононова. Могло ли это быть на самом деле? Все известные ревизские сказки и списки раскольников в исповедальных ведомостях Нестеровской церкви говорят о том, что Савва был единственным кормильцем в семье, а таких на службу не брали. Так верен ли этот факт?

Великий и неизвестный Савва первый: к 250-летнему юбилею основателя рода Морозовых

Можно приводить много и других примеров. Но завершить позвольте еще одним вопросом жизни Саввы Васильевича Морозова: всю свою жизнь фабриканта он именовался «богородским 1-ой гильдии купцом», так почему же на надгробии на Рогожском кладбище он назван «…покровскаго 1-ой гильдии купца»?

Загадок в истории жизни этого человека, положившего начало огромному текстильному производству в России, еще очень много. Хотелось бы, чтобы на Втором Морозовском форуме, который готовятся провести в Орехово-Зуеве, прозвучали не только вопросы, но и ответы на некоторые из них.

Заслуженный работник культуры МО

Автор статьи – А. А. Бирюкова

 

Оцените статью
Зебра-дисконт
Добавить комментарий