О «НОВОЙ СТРОЙКЕ» НАШЕЙ ЗАМОЛВИМ СЛОВЕЧКО…

въезд
Въезд в Орехово. Слева Богородице-Рождественский храм, справа дома Новой стройки.

Заметки о послевоенном Орехово-Зуеве Действительного члена Морозовского клуба, профессора Гамэра Баутдинова (окончание, начало см. – https://ozzebra.ru/2022/11/01/o-novoy-stroyke-nashey-zamolvim-slovechko/).

Наша дружба

Наши дружеские компании с ребятами создавались не на национальной почве. Нас сплачивала улица, на которой мы жили. Здесь мы общались, отдыхали, развлекались, играли в разные игры, и название некоторых из них почти уже забыты.

футбол

Это не только футбол, лыжи и коньки, но и догонялки (мы их называли «догонячками»), чижик (по-нашему «клипень» с ударением на последнем слоге) и особенно популярные городки. Благодаря успехам ореховских городошников на всесоюзной арене (как не вспомнить знаменитого Василия Зверева!), наш город добился того, что в 1950 году здесь прошёл даже чемпионат СССР по городкам.

парад
Парад участников Чемпионата СССР по городошному спорту. Фото из открытых источников.

У нас были и такие игры, как «котёл» – разновидность лапты, «штандар» с высоким подбрасыванием ввысь каучукового мяча, «знамя». Последняя игра была сходна в чём-то с «казаками-разбойниками», и она затягивалась иной раз дня на два, охватывая территорию не только ближайших улиц, но и перекидывалась даже на соседние поля и лес.

Игра в классики
Игра в классики, Фото 1957 г. из открытых источников.

Поэтому простые прятки («хоронички») вместе со скакалками мы «великодушно» оставляли девочкам. А в холодную или дождливую пору мы забирались к кому-либо на сеновал, где играли в шахматы или шашки и читали вслух. Причём, не только книги отечественных классиков, но и Жюля Верна, Стивенсона, Дюма и других иностранных авторов.

Но ничто не могло сравниться с футболом. Мы уже были наслышаны от взрослых, что «российский футбол зародился в Орехове». Играли не только сами, но с упоением слушали футбольные репортажи Вадима Синявского, и нам посчастливилось услышать его рассказ о легендарном турне московского «Динамо» в Великобритании. Причём слушали, собравшись вместе, особенно когда репортаж шёл по «второй программе», которая была доступна только в радиоприёмнике. Отец братьев Евграфовых привёз с фронта скромный радиоприёмник, и во время репортажа мы висли на ограде палисадника перед их домом и слушали эти репортажи. Конечно, ходили или ездили на поезде в Крутое, чтобы воочию смотреть игры нашего «Красного Знамени» против приезжих команд из Подмосковья. А когда в Орехово приезжали именитые московские команды, то яблоку негде было упасть на стадионе. Почти все мы «болели» за гегемонов советского футбола тех лет – «Динамо» или ЦДКА, как тогда назывался нынешний ЦСКА.

афиша

Но мы и сами постепенно играли всё лучше, катая мяч у себя на улице, полностью покрытой травой, или на «поляне», за нашими домами в поле. Получилось так, что у нас на 5-й улице со временем образовалась сильная команда, в которой выделялись Вася Авдохин, наш незабвенный вратарь и единственный болельщик «Спартака» среди нас, Боря Бобков, братья Женя и Шура Евграфовы, Витя Судаков, Ваня Новиков, Витя Стаханов, Мансур Сибатуллин. В резерве были наши соседи Сафа Айсин и братья Ваиз и Марат Арифуллины, Боря Новиков, Слава Судаков, мои родичи Асхат Фехретдинов и Тагир Баутдинов. Мы были разного возраста, но футбол порой уравнивал нас. Со временем «команде с 5-й улицы» стало тесно на Новой Стройке, и её стали приглашать играть и на других полях: на «Торпедо» в Орехове, на стадион Подгорной фабрики в Зуеве и даже в Ликино-Дулёво. Соперники были не слабые, но ничто не могло сравниться с упорными встречами с ребятами из 30-й и 32-й казарм, находившихся восточнее Новой Стройки. Рядом с этими казармами были гаревое поле, и здесь бились жёстко и бескомпромиссно, и никто не соглашался на ничью. Игры проходили с переменным успехом, но у команды из казарм было тройное преимущество: более взрослые ребята, свои болельщики и полная свобода при заменах. По ходу матча на замену у них выходили всё новые игроки: кто-то выспался после рабочей смены, а кто-то появлялся на поле, едва вернувшись с работы и сбрасывая на ходу спецовку. Мы же играли одним составом. Но как только заканчивалась игра, страсти остывали, игроки дружески обнимались и намечали условную дату следующего поединка. Со временем наша команда распалась: многих парней призывали на военную службу, а после они становились семейными людьми.

команда

О нашей команде мы с ностальгией вспоминали в 1962 году, когда ореховская команда «Знамя труда» дошла до финала Кубка СССР.

Будни и праздники

Свои детские годы я вспоминаю с огромной благодарностью к моим опекуншам, поскольку никто из них меня не понукал и не читал нравоучений. Всё постигалось на личном примере, особенно по отношению к труду и взаимопомощи. Помимо школьных уроков, надо было помогать старшим. К тому времени мой отец выкупил и вторую половину дома у наследников покойной Анастасии Васильевны, и у меня тогда появилась мачеха, которой я тоже многим обязан. Частный дом и усадьба требовали постоянной заботы. Это ремонт и покраска дома и заборов, заготовка топлива (дрова, торф, брикеты, уголь, керосин), хлопоты с рассадой, посадка и окучивание картофеля, прополка огорода, сбор урожая, подготовка к зиме. А ещё надо было чистить снег, в том числе и с крыши. В хозяйстве появилась ещё и лошадь, и приходилось заботиться о живности и о кормах для неё, часть которых – незабываемый жмых – мы, дети, с удовольствием ели сами.

Заготовка сена
Заготовка сена. Фото 40х-50х годов из открытых источников.

Летом ходили в поле и на опушку соседнего леса косить сено, а заодно заготавливали берёзовые веники для бани и собирали сосновые шишки для самовара. Там же, в лесу, подбирали из древесины заготовки для хоккейных клюшек, а в первом классе школы мы собирали там и выстругивали палочки для обучения счёту. А когда топили баню, нужно было переносить несметное количество вёдер воды из колонки. Позже нам провели газ, а вот водопровод нам пришлось проводить за свой счёт.

Люди тесно общались, в первую очередь, с соседями, сопереживали друг другу, были вместе и в радости, и в горе. Не было и намёка на какую-то изоляцию. Ведь татарские усадьбы стояли вперемежку с русскими, и это определило атмосферу добрососедства и взаимоуважения. Так, на нашей 5-й улице жили дом к дому Айсины, Евграфовы, Стахановы, Бобковы, Маховы, Хоббиходжины, Авдохины, Гавриловы, Арифуллины, Новиковы, Судаковы, Сибатуллины, Баутдиновы.

Случались и курьёзные моменты, и дело доходило до смешного. Например, при Хрущёве последовал запрет держать живность в городах. Он распространялся и на нашу сельскую Новую Стройку. Люди, конечно же, продолжали держать птицу и скот, но иной раз чья-нибудь курица ухитрялась выпорхнуть со двора на улицу. А тут появлялся участковый, который начинал выяснять, чья это птица. Разумеется, люди отмалчивались, поскольку штраф превышал стоимость самой курицы.

хозяйство
Куры – непременная часть подсобного хозяйства.

А по вечерам и ночам ребятишки помогали взрослым переводить коров или лошадей со двора на двор, как только проходил слух, что на такой-то улице будет милицейская облава. А вот когда люди видели неспешно идущего с медицинским портфелем доктора Прокудина, то с одобрением встречали его появление. Ведь он пешком шёл из Первой к нам на Новую Стройку, чтобы навестить кого-то из своих пациентов.

Тогда мало у кого был телефон, а о телевидении не имели и понятия. И не забыть тех чудесных воскресных дней, когда на нашей 5-й улице, ещё не распаханной под грунтовую дорогу, на лужайке перед домом Авдохиных, уже с утра начинала собираться большая компания их родственников и соседей и начинался настоящий концерт русских народных песен и плясок, который продолжался до самого вечера.

Для детей праздником был приезд на лошади сборщика ненужных людям вещей, а нам он раздавал мячи, воздушные шарики и другие нехитрые игрушки.

Приезд старьёвщика
Приезд старьёвщика. 1962г. Фото из открытых источников.

Радостью было и то, что иногда к нам на Новую Стройку приезжал автомобиль или грузовик, за который зимой мы цеплялись железными прутьями и скользили на галошах по снежному утоптанному насту. Не забыть осенних ясных дней, когда надо было «выгуливать» лошадь, и я верхом на ней мчался по полю с чуть подмёрзшим грунтом к лесу, к Чёрной речке.

кинотеатр
Детский кинотеатр «Заря» на улице 1905 года в Зуеве.

Не забывали мы о кино и смотрели фильмы, включая «трофейные», в «Художке» на Ленинской или в «Заре» в Зуеве. А дважды в год, 1 мая и 7 ноября, ходили на демонстрации по Ленинской, но не как участники, а как зрители.

демонстрация
Первомайская демонстрация на улице Ленина. Фото 1947-1948гг. из открытых источников.

В заключение хочу привести фрагмент рассказа о Новой Стройке Бориса Андреевича Молодцова, бывшего многолетнего директора Орехово-Зуевского хлопчатобумажного комбината и депутата Верховного Совета СССР, который жил в молодости на 4-й улице. В книге «По улицам Орехово-Зуева (рассказы о городе и его жителях)» он писал:

– Месторасположение микрорайона очень удобное: вроде бы «на отшибе», но рядом железнодорожный узел, вокзал, чуть подальше – центр города, недалеко и до крупных предприятий, где работали многие местные жители. С юга примыкали поля и низине луга – было где пасти имевшийся почти в каждом доме скот, заготавливать для него сено. Только коров и лошадей на поселке было, пожалуй, не меньше сотни, не говоря уже о другой живности. Для многих лошадь была основным средством производства – автомобилей в ту пору было ещё мало, и люди зарабатывали извозом. Особенно это касается татарских семей, известных своей любовью к лошадям и умением с ними обращаться.

Татарское население было неоднородным. На первой и второй улицах (считая от железной дороги) в общих домах коммунального типа жили, в основном, бедные многодетные семьи. По образу жизни, уровню культуры, образованности, материального достатка значительно отличались от них семьи, жившие в частных домах на других улицах, начиная с четвёртой. Также неоднородным в этом смысле было и русское население. Так что в отношении людей друг к другу национальность играла хотя и существенную, но не решающую роль. Социальный статус человека определялся, прежде всего, его человеческими, деловыми, профессиональными качествами, уровнем общей культуры…

Ребятам приходилось пилить, колоть, укладывать дрова, топить печку, ухаживать за животными, пасти их, заготавливать для них сено, копать и поливать огород, разгребать снег зимой, участвовать в ремонте дома. Девочек с малолетства приучали выполнять женскую работу: шить, вязать, стирать, пропалывать грядки и так далее. И попробуй ты не выполни в срок то, что было поручено! И если сделал кое-как – переделай как надо! Да ещё успей хорошо уроки выучить…

В общем, бездельники были не в почёте, тем более что люди очень ревностно относились ко всему, что касается престижа семьи – ведь у нас, как и в деревне, каждый человек был на виду. Соседи обращали внимание на то, у кого как дети учатся, в каком состоянии дом, в порядке ли огород, чисто ли в горнице. Обычно старались «тянуться» друг за другом, не отстать, в чём-то быть лучше – то ли дом как-то с выдумкой украсить, то ли цветы особенные вырастить…

Иванов В.С.
Иванов В.С.

Надо добавить, что на той же 4-й улице, недалеко от Молодцовых, жил полный кавалер ордена Славы Виктор Сергеевич Иванов. Впрочем, фронтовиков, вернувшихся с войны, – и русских, и татар – у нас на Новой Стройке было много. Но это отдельная большая тема.

Сейчас многое изменилось на Новой Стройке. С закрытием многих предприятий большинство людей поменяло работу, появились свои предприниматели, на месте старых деревянных домов возникли добротные двухэтажные особняки. Забегали теперь по асфальтированным улицам автомобили разных марок, однако осталась одна особенность жителей Новой Стройки. Они по-прежнему, но уже на автомобилях, едут «в Орехово» или «в город».

Гамэр Баутдинов

Оцените статью
Зебра-дисконт
Добавить комментарий