С.Т. Морозов и Орехово-Зуево

Этой публикацией Заслуженного работника культуры Московской области Александры Бирюковой мы открываем серию докладов, подготовленных различными участниками к Морозовским чтениям, которые состоялись в Орехово-Зуеве 12 февраля 2022 года в рамках Морозовского форума.

Морозов
Фрагмент мемориальной доски на Морозовской бане в Орехово-Зуеве.

Савва Тимофеевич Морозов не оставил после себя дневников, Зинаида Григорьевна Рейнбот, его вдова, в своих воспоминаниях также очень вскользь упоминает о нем. Книга его правнука во многом художественная, и содержит, на мой взгляд, много вымышленного, не соответствующего действительности. Поэтому о его жизненном пути приходится домысливать, анализируя архивные документы и выпущенную о нем литературу.

В своем выступлении, посвященном юбилейной дате, мне хотелось бы показать, что сделал Савва Тимофеевич для нашего города, будучи директором, ответственным не только за производство, но и социальную политику. Тем более, что всем этим горожане пользуются уже свыше 120 лет.

башня
Водонапорная башня на бывш. Театральной улице. Фото 1960-х годов.

Большая часть сделанного в социальной сфере приходится на время его «одиночества», как это назвала Анна Федорец в своей книге о нем в серии «Жизнь замечательных людей» – после 1896 года, когда С.Т. Морозов удалился от общественно-политической деятельности (не по своей вине).

Орехово-Зуево на мой взгляд, от этого только выиграло. Савва Тимофеевич развил бурную деятельность по строительству производственных зданий, жилья, социальных учреждений.

1896 год – возводится водонапорная башня над артезианским колодцем на участке «за чугункой», где были расположены большинство казарм для рабочих – вода самотеком пошла в казармы.

сцена
Открытая сцена парка Народного гуляния гг. Морозовых.

1896 год – совместно с Товариществом мануфактур «Викула Морозова с сыновьями» открывается общедоступный парк – Народное гулянье гг. Морозовых. События Морозовской стачки, ее осмысление заставили С.Т. Морозова задуматься о решении рабочего вопроса как на семейной мануфактуре, так и в целом по России. В частности, он приходит к выводу о важности образования, грамотности рабочих, что тоже будет частичкой их свободы. Так впервые пришла идея общедоступного театра, который воплотился первоначально в Народное гулянье. На открытой сцене каждый выходной и праздничный день давались постановки профессиональными артистами, но сцена представлялась и любительским театральным коллективам с фабрики С. Морозова.

здание
Казарма №79 для служащих мануфактуры Саввы Морозова.

1898 год – строится казарма для служащих на границе с селом Орехово, напротив «дачи М.Ф. Морозовой», возводятся новые каменные казармы для рабочих в районе «за чугункой», где рабочие уже не живут на сторонке, как в старых казармах Т. Морозова, а каждая семья имеет маленькую, но свою каморку. В казармах центральное отопление, водопровод, канализация, всегда горячая вода в кубе, электрическое освещение на лестницах, правда нет свободы: надзиратели в коридоре смотрят за всем: как ведешь себя, во сколько приходишь, не водишь ли чужих и пр.

здание
Морозовская баня.

1899 год – среди рабочих казарм возводится баня для рабочих с двумя отделениями, санпропускником и парной. Этой баней ореховозуевцы пользуются и поныне.

фабрика
Новая ткацкая фабрика.

1900 год – вводится в строй еще одна ткацкая фабрика, расположенная за железной дорогой. Здесь применяются новые технологии, в частности выстроены шедовые корпуса с верхним естественным освещением, новой системой увлажнения воздуха в цехах.

здание
ЦЭС

1902 год – строится здание Центральной электростанции, которая будет работать на торфе. До этого на каждой фабрике была своя маленькая электростанция, обеспечивающая электроэнергией только ее. ЦЭС должна была дать ток не только фабрикам, но и в жилые помещения, медицинские учреждения, училище и т.п., осветить улицы Никольского.

1902 год – недалеко от Городищенской фабрики Т-ва С. Морозова, в местечке именуемом Марьиной рощей, по проекту архитектора А.А. Галецкого на средства, пожертвованные М.Ф. Морозовой по просьбе сына, строится санаторий для долечивания легочных больных после нахождения в стационаре.

здание

1903-1904 год – строится больничный комплекс по проекту А.А. Галецкого, зданиями которого мы пользуемся и по сей день. В больничный комплекс входит основное здание с 5-ю терапевтическими отделениями, двумя хирургическими, гинекологией, амбулаторией, аптекой и пр., жилые здания для врачей и отдельно фельдшеров, родильный приют, вспомогательные хозяйственные постройки. Галецкий строит все в едином стиле модерн. Часовня больницы до сих пор украшает микрорайон, в ней размещается храм Ксении бл.

Галецкий применяет в строительстве лечебного корпуса новые технологии в системе вентиляции, отоплении, освещении. Три стеклянных купола украшают здание, под каждым находится лестница.

О центральном куполе, который в настоящее время открыт и вновь мы видим его стеклянным, в краеведческой литературе говорилось, что он расположен над операционной. Писали это, очевидно, те «историки», которые никогда не были в здании, а также которые не напрягали свой ум размышлениями, говоря, что в операционной использовался дневной свет. Центральный купол с замечательным гребнем из металлических прутьев размещается над центральной лестницей, которая также является образцом модерна. Под боковыми куполами в виде призмы, положенной на бок, в полу лестничной площадки второго этажа установлены чугунные решетки с призмами Люксфер. Они, преломляя дневной свет, позволяли освещать лестничную площадку первого этажа и саму лестницу, экономя электрическую энергию.

Даже батареи отопления имеют свою изюминку: обратите внимание на крепления их в форме тритонов. При начавшейся в этом году реставрации обнаружена печь, предположительно в амбулатории или аптеке. Печь явно не для отопления. Для чего? – вопрос.

Рентген, тепловые процедуры, грязелечение, хвойные и родоновые ванны – в арсенале лечебного корпуса.

Савва Тимофеевич Морозов, меценат, уже прославившийся свой помощью МХТ, проповедовал идею общедоступного театра, как средства просвещения народа, которое было необходимо для модернизирующегося производства, требовавшего квалифицированных кадров. В 1904 году он начинает строительство в Никольском по официальным документам «здания чайной, читальни и разумных развлечений служащих и рабочих». Идея – Саввы Тимофеевича, а деньги – благотворительная сумма Сергея Тимофеевича Морозова (30 тыс. руб.).

здание
Зимний театр.

Проект заказан тому же архитектору – А.А. Галецкому. Однако, Галецкий создает проект не того, что записано в официозе, а проект настоящего театра на 1344 места с огромной сценой, достойной губернского города. И это в фабричном местечке. Как это случилось? – сейчас мы уже не узнаем. Но если вспомнить обстоятельства жизни в этот момент Саввы Тимофеевича, который переживал, что Андреевой, уйдя их МХТ, придется играть в провинциальных труппах, может быть и далеко от столицы, вполне мог выстроить для нее театр в своем фабричном местечке. Впрочем, он быстро передумал это делать, и Галецкий получает новый заказ на проект театра в С. Петербурге, по иронии судьбы, оплачивать проект будет в 1916 году З.Г. Резвая (Рейнбот-Морозова).

Наступил май 1905 года… Но театр, Зимний театр в Никольском был достроен и отделан на благотворительную сумму его матери, Марии Федоровны Морозовой. И не для того она давала деньги, чтобы отметить 100-летие войны 1812 года, или 300-летие дома Романовых – это мифы. Она достраивает театр в память и к 50-летию своего сына Саввы, может быть, чувствуя свою косвенную вину в его гибели. До открытия она не дожила, но в январе 1912 года в Орехово-Зуеве открылся театр, который в одном из российских журналов назван «Новый театр им. С.Т. Морозова», и которым ореховозуевцы пользуются и поныне, порой не зная, кому обязаны.

А.А.Бирюкова

Оцените статью
Зебра-дисконт
Добавить комментарий