МОРОЗОВСКАЯ ПЕТЕРБУРЖЕНКА

особняк

Особняк Н.Г. и Н.П.Лихачёвых в Петербурге

Рассказ о жизни в Петербурге семьи племянницы Саввы Морозова Натальи Лихачёвой продолжает Действительный член Морозовского клуба Гамэр Баутдинов.

Наталья Геннадьевна Лихачёва (Карпова) была любимой дочерью Анны Тимофеевны Морозовой, старшей сестры Саввы Морозова. Будучи заботливой матерью 15-и детей, А.Т. Морозова позаботилась о Наталье и после её переезда в Петербург. Вот что писал об этом в своих «Воспоминаниях» сын Лихачёвых Геннадий Николаевич: «Когда у моей матери родилось пять человек детей и она, по обычаю тех времен, не собиралась ограничиваться этим числом, (всего нас было 9 человек), бабушка решила построить дом для столь большой семьи… Так и возник в 1903 году особняк на Петрозаводской улице, построенный на средства бабушки».

Официально домом владела Наталья Геннадьевна. Двухэтажный кирпичный дом с нежилым подвалом спроектировал петербургский архитектор Е.С. Воротилов, построивший, в частности, здание астрономической обсерватории Санкт-Петербургского университета и новый корпус Публичной библиотеки.

«Снаружи особняк на Петрозаводской был чрезвычайно прост – никакой архитектуры. Говорят, что архитектор даже отказался от денег за фасад. Это была воля отца – он не хотел, чтобы дом выделялся из общей массы домов – тогда окраины Петербурга», – отмечал Г. Н. Лихачёв. Особенностью устройства дома были «грандиозные» коридоры и примыкающий к ним ряд комнат. Это также было пожеланием Николая Петровича Лихачёва: «…он говорил, что неизвестно, что будет в будущем, а такой дом можно отдать под учебное заведение». И необычная для частного особняка планировка впоследствии оказалась удобной для работы научного института. В последующие годы Наталья Геннадьевна Лихачёва купила ещё два прилегающих к дому участка земли. Затем было получено разрешение надстроить третьи этажи этих домов. Когда главный дом стал трёхэтажным, весь верхний этаж был отдан детям.

На втором размещались большая столовая, гостиная, спальни родителей, две комнаты Анны Тимофеевны, которая, видимо, регулярно приезжала в Петербург, в семью дочери Натальи. На первом этаже находились библиотека и собрания Николая Петровича, но они так быстро росли, что постепенно заняли лестницу и коридор на втором этаже. «В общем – вспоминал Г.Н. Лихачёв – дом был чрезвычайно хорошо спланирован для решения двух задач, поставленных перед ним, – дать прекрасное помещение для воспитания детей (царство мамы) и помещение для грандиозной библиотеки и коллекций (царство папы)… Его мир – это был первый этаж Петрозаводской, где он мог полностью удовлетворить свою всепоглощающую страсть к научной работе…».

МОРОЗОВСКАЯ ПЕТЕРБУРЖЕНКА
Н.П.Лихачёв

Библиотека Н.П. Лихачёва размещалась в десяти комнатах. Картотеки не было, ибо обладая великолепной памятью, он всегда знал, где находится нужная книга или документ. Хозяин с готовностью делился своими богатствами с коллегами-учёными. Подолгу гостил в доме Владимир Владимирович фон Мекк (1889–1954), искусствовед и меценат, представитель знаменитой семьи железнодорожных предпринимателей. Он женился в 1913 году на Варваре (1877–1932), младшей из дочерей Анны Тимофеевны.

Как вспоминал Г.Н. Лихачёв, его отец ежегодно ездил в Европу или страны Востока – Египет, Турцию, где изучал документы в архивах и обходил антикваров. На Петрозаводской его утро начиналось с просмотра обширной почты, которая по объёму была такой же, как почта всех остальных жителей квартала. Переписка велась с сотнями российских и зарубежных адресатов – историками, коллекционерами автографов, нумизматами, библиотекарями, архивистами и антикварами.

МОРОЗОВСКАЯ ПЕТЕРБУРЖЕНКА
Экслибрис Н.П.Лихачёва

Кабинет Н.П. Лихачёва с огромным столом, заполненным книгами, запечатлён на одном из его фотопортретов. Работал он по ночам, при свечах. Электричества не любил, поэтому оно появилось в доме сначала только на втором этаже, на котором был установлен и телефон.

В доме на Петрозаводской жили гувернантки и гувернёры, «в детских царила няня Анна Ануфриевна», нанимались кухарка и прачка. Главными фигурами среди прислуги был лакей Никифор, который обслуживал только хозяина дома, и его жена Мария Егоровна, личная горничная хозяйки. Анна Тимофеевна и Наталья Геннадьевна были убеждены, что детям для здоровья надо обязательно пить свежее молоко, поэтому Никифору, который был родом из деревни, было поручено ещё и содержание в доме на Петрозаводской коровы. Мало того, в большом подвальном помещении жили куры. Рядом с домом, на свободном от построек участке, был разбит сад с кустами сирени.

МОРОЗОВСКАЯ ПЕТЕРБУРЖЕНКА
Семья Лихачёвых, Сушнево, 1910г. Фото представлено внучкой супругов Лихачёвых Н.А.Кондратовой.

Революция 1917 года разрушила уклад жизни дома Лихачёвых. Семья переехала к Анне Тимофеевне в Москву, на Большую Ордынку, а Николай Петрович остался в Петрограде, чтобы сохранить дом и коллекции. Весной 1918 года ему удалось получить от властей охранные удостоверения о том, что дом учёного «как содержащий особо важные научные собрания, библиотеку и архив по истории и археологии» реквизиции не подлежит. Вскоре Н.П. Лихачёв передал хранящиеся в доме коллекции в ведение Археологического института, а в 1920 году – Академии истории материальной культуры.

Несмотря на разные трудности, в том числе и бытовые, Лихачёву удалось добиться создания в доме на Петрозаводской улице Музея палеографии, который сначала назывался Палеографическим кабинетом. С 1925 года Музей находился в ведении Академии наук СССР как самостоятельное учреждение, а сам Н.П. Лихачёв, избранный в том же году в действительные члены Академии, был назначен его директором. К концу 1920-х гг. Музей палеографии занимал более 20 комнат на первом и втором этажах дома. В нём были «представлены главнейшие системы древних письмен и образцы различных отраслей в области западноевропейской дипломатики». В витринах, шкафах и вдоль стен располагались памятники иероглифической письменности Древнего Египта, клинописного письма Месопотамии, коптские каменные стелы, античные фрагменты надписей на мраморе и керамике, арабские надгробия, надписанные образцы фаянса средневековой Италии, пергаментные свитки, листы со средневековыми миниатюрами и орнаментами и многое другое.

МОРОЗОВСКАЯ ПЕТЕРБУРЖЕНКА
Палеографический музей библиотека, 1925 г.

После смерти Анны Тимофеевны её дочь Наталья Геннадьевна в 1925 году вернулась из Москвы домой. Семья Лихачёвых опять собралась на Петрозаводской, где жилым оставался только третий этаж дома. Дети выросли, появились внуки. «Папа работал внизу и часто поднимался на третий этаж, где жила мама и всё семейство. Он стал деятельно принимать участие в жизни молодёжи. Торжественно, а иногда под секретом, приносил совершенно необыкновенные книги, которые читались всеми», – писал его сын Геннадий.

Но в январе 1930 года пришла беда: Николай Петрович Лихачёв был арестован по «Академическому делу», а через год исключён из действительных членов на основании «установленного факта участия в контрреволюционном заговоре». Он провёл более полутора лет в заключении, затем был выслан в Астрахань. Спасти Палеографический музей не удалось.

Когда в 1933 году больному Н.П. Лихачёву разрешили вернуться в Ленинград, дом на Петрозаводской был уже пуст: его отдали под общежитие аспирантов, а научные коллекции были вывезены и впоследствии рассредоточены по разным учреждениям. Между тем семья ютилась в нескольких комнатах третьего этажа, куда попадали по чёрной лестнице. Николай Петрович Лихачёв, лишённый возможности заниматься научной работой, скончался в 1936 году. На Петрозаводской остались жить Наталья Геннадьевна с дочерями Анной, Клавдией и Марией, которые умерли в блокадную зиму 1941–1942 гг.

МОРОЗОВСКАЯ ПЕТЕРБУРЖЕНКА
На здании Института истории РАН

Доброе имя учёного было восстановлено в 1962 году, когда в журнале «Советская археология» была напечатана статья В.Л. Янина «К столетию со дня рождения Н.П. Лихачёва». А спустя четыре года произошло ещё одно знаменательное событие: в дом на Петрозаводской переехал Институт истории (тогда Ленинградское отделение Института истории АН СССР – ЛОИИ). Оно было образовано в 1936 году на основе нескольких учреждений, в том числе Института книги, документа и письма (ИКДП), который, в свою очередь, основывался на материалах Музея палеографии. Таким образом, переезд института означал, в какой-то степени, возвращение сохранившихся лихачёвских коллекций в прежний дом. В 1973 году на здании института появилась памятная доска в честь Николая Петровича Лихачёва.

НАША СПРАВКА

В соответствии с распоряжением КГИОП от 06.03.2017 года «Дом, в котором в 1902-1929 и 1933-1936 годах жил академик Н.П. Лихачев» (Петрозаводская ул., д. 7, лит. А) включен в единый государственный реестр в качестве объекта культурного наследия регионального значения.

Профессор Гамэр Баутдинов

11.08.2021г.

При подготовке материала были использованы фрагменты «Воспоминаний» Г.Н. Лихачёва, публикации Е.З. Панченко в «Фонтанка. Культурно-исторический альманах. 2017. № 22. С. 6-2» и некоторые данные из книги Н.А. Филатовой «Династия Морозовых: лица и судьбы».

Оцените статью
Зебра-дисконт
Добавить комментарий