Старые стены казарм

Нет комментариев

В архитектуре Орехово-Зуева в прошлом преобладали массивные кирпичные здания фабрик и казарм. На фоне небольших купеческих особняков в один-два этажа и частных деревянных домиков они смотрелись как могучие исполины, производя сильное впечатление на приезжих. Для одних казармы представлялись «кораблями», для других – «самолетами».

 

В Орехово-Зуеве было 58 казарм (по свидетельству краеведа А.И. Каретникова): 26 казарм располагались в Воронцовско-Пролетарском районе, т.е. за железной дорогой, их называли Морозовскими; 13 казарм – на Крутом (Викуловские), 10 казарм находились в районе Ленинской улицы (Никольские) и в Зуеве было 9 казарм (Зиминские).

В советское время казармы продолжали быть основным жилищным фондом города и их называли общежитиями. Казармы уже не разделялись: одни для рабочих, другие для служащих. В них совместно проживали люди разных профессий.
Нынешнее поколение горожан знают о казармах со слов своих родителей, дедов и бабушек. Для них казармы – громоздкие угрюмые здания, где люди жили по своим комнатам (каморкам), были общие кухни и туалеты. Естественно у молодежи сложилось впечатление, что жизнь в казармах протекала серо и буднично, но это совсем не так…

Прошло много времени, все жители казарм переехали в новые квартиры. Казармы, как жилье, ушли в прошлое, но в народе жива память о них.

В казарменной жизни было все: хорошее и не очень, так как трудно было жить «на виду у всех». Но все же совместное проживание имело и положительные моменты: постоянное общение, взаимовыручка, сострадание, пригляд за детьми и т.д., что особенно ярко проявилось в трудные годы Великой Отечественной войны.
Сердцем любой казармы была огромная кухня, которая соединялась широким проходом с двумя крылами коридора. В торцах коридоров были окна – широкие и высокие с закругленным верхом, их называли «итальянскими». По обе стороны коридора располагались жилые комнаты, которых было примерно 30. Коридор – со сводчатым потолком, пол – выложен в шахматном порядке светлой и темной плиткой или асфальтовый с вкраплениями цветных камешков. С улицы эти крылья коридора имели два входа – два красивых крыльца с двойным тамбуром и просторные сени с окнами.

Широкая чугунная лестница с литыми узорчатыми решетками вела на верхние этажи. Был еще один вход, черный – заднее крыльцо со стороны кухонной части здания. Обычно рядом с этим входом строились балаганы – сараи с погребом.
В советские времена каждая семья занимала комнату, которая делилась легкой перегородкой на две части: «переднюю» и «заднюю». Потолки высокие до 4 метров. «Передняя» – светлая с большим окном, служила обычно столовой. Там стоял стол, диван, комод, буфет, этажерка. «Задняя» – это спальня, где размещались кровати, сундук, гардероб.

В некоторых казармах были еще полати, где можно было спать и хранить некоторые домашние вещи.

Самое людное место в казарме – кухня. Здесь были сложены духовые или русские печи, состыкованные в один блок. У окон располагались длинные кухонные столы; для каждой семьи было свое место – «каток», где хранилась необходимая кухонная утварь.

На втором этаже кухни находился «Куб» – там всегда была кипящая вода. Были также холодные ларевые комнаты с цементным полом, где находились небольшие шкафчики – лари, для каждой семьи свой. Ларь – это своего рода примитивный холодильник.

Около казарм разбивались скверы, цветники, были спортивные площадки, лужайки с зеленой травой для отдыха и детских игр.

Жили в казармах люди разных сословий, в основном, мирно, помогая друг другу и в радости, и в горе. Поэтому у старожилов до сих пор остались самые добрые воспоминания о старых стенах казарм.

Так жительница казармы №30 К. Глебова вспоминает: «Как-то сложилось в городском общественном мнении, что все казарменные дети – хулиганы, озорники. А между тем, это совсем не так. Я, например, не припомню, чтобы кто-то из мальчишек разбил хоть одно стекло в перегородке или в рамах лестничной клетки.
Старушки, сидевшие на деревянных диванах, не только судачили, но и приглядывали за поведением мальчишек и девчонок. В коридоре у окна, в деревянных кадушках, росли высокие веерные пальмы. Это было для нас напоминанием, что где-то далеко-далеко есть жаркие тропические страны.

Когда в 1941 году пришли первые «похоронки» на молодых солдат, Славу Фадеева и Славу Широкова, вся казарма переживала это горе, как свое собственное…
Мы гордились своей 30-й казармой! И не только потому, что она была самой знаменитой в городе, что в ней в 1905 году находился штаб революционных рабочих, что была при нем боевая рабочая дружина, ездившая на баррикады московской Пресни, – это был наш родной дом.

Люди, уехавшие из казарм, встречаются теперь как родные, как дети одной многодетной матери, имя которой – Казарма».

В настоящее время казармы большей частью разрушены, но в сохранившихся началась новая жизнь! Там расположились магазины, офисы, учреждения и различные организации.

Так в казарме №5 (Викуловская) на улице Шулайкиной находится филиал Московского Государственного Университета технологии и управления, а в служащей казарме №79 (ул. Ленина), построенной в 1896 году – Промышленно-экономический колледж им. С.Т. Морозова. Это напоминает нам о прошлом текстильного города, где уже не слышно фабричных гудков. Эти учебные заведения являются примером использования старых стен в целях успешной работы, а также бережного отношения к историческим архитектурным ценностям.

Так что старые стены казарм продолжают жить в новых условиях, украшая город неповторимой архитектурой.

В память о династии Морозовых, на здании казармы №79 20 сентября 1977 года, открыта мемориальная доска: «Купцам Морозовым, Российским предпринимателям и меценатам от благодарных земляков в год 200-летия становления династии».

На открытии доски присутствовали правнучки С.Т. Морозова: Ирина Саввична, Татьяна Павловна и Вера Павловна Морозовы.

 

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ

К сожалению, это была последняя статья, написанная Марией Даниловной. 21 августа ее не стало. Мария Даниловна была удивительным человеком. Ее статьи очень любили наши читатели. В них было столько доброты и любви к нашему городу и к его жителям. Мы выражаем соболезнования родным и близким. Светлая память.
Коллектив редакции «Зебра-дисконт»

«Не стало известного краеведа, коренного жителя Орехово-Зуева и ветерана труда Марии Даниловны Барышниковой, стоявшей у истоков краеведческого объединения «Радуница».

Летопись нашей малой Родины тесно связана с биографией Марии Даниловны. Она родилась 31 июля 1935 года. Химик по профессии, Барышникова работала в центральной лаборатории завода «Карболит», ХМТ, ОЗБИКО имени Саввы Морозова, занималась научно-методическими разработками, педагогической деятельностью. Является соавтором учебника для техникумов. Принимала участие в создании более 20 учебных программ, пособий, рецензий, и методических разработок.

С подругой, ветераном краеведческого движения Орехово-Зуева Надеждой Акиловой, часто выступала перед земляками, школьниками и студентами, сделала ряд открытий по темам «промышленники, благотворители Морозовы», «писатель Николай Бирюков».

Читателям хорошо знакомы многочисленные публикации Марии Барышниковой в местной прессе, а также книги о достопримечательностях родного города «Все родное и близкое» (выдержала два издания), «Листая памяти страницы». Мария Даниловна долгие годы плодотворно сотрудничала с сотрудниками городского историко-краеведческого музея, газет «Орехово-Зуевская правда» и «Ореховские вести», ученым, профессором ОЗПИ Н.И. Мехонцевым, историком А.П. Гуржием, историком из Москвы Б.И. Фоменко.

Труд Барышниковой по популяризации историко-культурного наследия города высоко оценен местной администрацией, Мособлдумой и губернатором Московской области. В 2005 году краевед Мария Барышникова, по представлению Орехово-Зуевского регионального краеведческого объединения «Радуница», получила Почетную грамоту губернатора Московской области Бориса Громова.

Светлая память о Марии Даниловне Барышниковой сохранится в сердцах коллег, читателей и всех, кто любит свою малую Родину.
Краеведы объединения «Радуница»


Еще статьи по истории города:

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Scroll Up